Пепа Москерой: «Использование существующей энергетической структуры в ЕС даст толчок развитию ВИЭ»

Пепа Москерой: «Использование существующей энергетической структуры в ЕС даст толчок развитию ВИЭ»

Ранее ИРТТЭК обсуждал с основательницей компании Sund Energy Карен Сунд инвестиции в возобновляемые источники энергии. Продолжая тему перехода к альтернативной энергетике, мы решили поговорить с Пепой Москерой, руководителем испанского издания Energías Renovables, какие шаги должен сделать Евросоюз для окончательного перехода к «зеленой» энергетике.



— Как пандемия повлияла на ситуацию с возобновляемыми источниками энергии в Европе и Испании?



Наиболее развитые возобновляемые источники энергии, в первую очередь ветряные и солнечные, в последнее время получили большое распространение в Европе. В частности, в Испании еще до пандемии они два года демонстрировали тенденцию к росту, чему способствовала новая нормативно-правовая база, продвигаемая правительством Педро Санчеса.



Пандемия замедлила темпы строительства и ввода в эксплуатацию некоторых крупных проектов, в основном из-за прекращения поставок материалов из таких стран, как Китай. Однако как в солнечной, так и в ветровой отрасли считают, что это временно, и темпы развития проектов скоро вернутся к своим обычным показателям.



Также пострадал рынок небольших солнечных энергоустановок, особенно тех, которые предназначены для оборудования частных домов. Причиной стала боязнь боязни частных лиц и малых и средних предприятий действовать в условиях экономической неопределенности.



— Какие шаги предпринимают компании возобновляемой энергетики, чтобы выйти из кризиса?



Полагаю, что все будет зависеть от финансового баланса каждой компании и их ожиданий роста. Могу только сказать, что, похоже, этот сектор в лучшей позиции для преодоления кризиса.



— Когда возобновляемые источники энергии смогут производить достаточно энергии, чтобы без проблем снабжать Европу?



Европейский Союз разработал дорожную карту по достижению нулевых выбросов к 2050 году, и многие страны предпринимают важные шаги в этом направлении. Но есть и страны в ЕС, которые сильно отстают от графика, а их национальные планы в области энергетики и климата не столь решительны.



Производство всей необходимой энергии с помощью возобновляемых источников энергии, не только электричества, но и тепла, является огромной проблемой. Если мы сосредоточимся на электричестве, я думаю, что мы движемся в правильном направлении, но если мы посмотрим на транспорт (не только автомобили, но и грузовики, поезда, суда) и кондиционирование воздуха, я думаю, что предстоит еще многое сделать в этом направлении.



— Какие моменты являются ключевыми в данном направлении?



Возобновляемые источники энергии вместе с хранилищами и во многих случаях гибридные варианты могут идеально генерировать необходимую Евросоюзу энергию и в разумные сроки. Есть данные, которые на это указывают. Но для этого, как я уже сказала, нужно не только продвигаться вперед в плане электрификации. Мы должны продолжать развивать технологии хранения энергии, чтобы они становились все более конкурентоспособными. Мы должны поддерживать собственное потребление, развитие сетей распределенной генерации и местных энергетических сообществ, мы должны использовать преимущества солнечной энергии для обеспечения промышленности.



Необходимо серьезно отнестись к восстановлению зданий, как того требуют европейские директивы, необходимо производить зеленый водород по конкурентоспособным ценам. И, конечно же, необходимо приложить огромные усилия для повышения эффективности производства и использования энергии. Энергоэффективность, возобновляемые источники энергии и хранение. На мой взгляд, это ключевые элементы новой энергетической модели.



— Для ВИЭ в Европе требуется немало пространства, около 97 тыс. км2, а это около 2% от общей площади Европейского Союза, площадь, эквивалентная размеру Португалии. Какое решение можно предложить?



— Этот вопрос больше относится к традиционной модели генерации, к которой мы привыкли: крупные электростанции, вырабатывающие электроэнергию, соединительные сети на сотни километров, огромные объекты для хранения газа. В Европе было бы глупо не воспользоваться существующей инфраструктурой для передачи возобновляемой энергии, а не ископаемого топлива. Эта большая инфраструктура может существовать в полной гармонии с собственным потреблением, с распределенной генерацией, с тепловыми сетями.



— Какую энергетическую модель вы считаете наиболее эффективной?



Нам не нужно на любом клочке земли устанавливать фотоэлектрические панели или размещать ветряные турбины на всех горах. Солнечные установки, например, могут быть установлены на крышах заводов в промышленных зонах или на автомагистралях. Во всяком случае, возможностей много. И, конечно же, нет необходимости повторять старую модель электрификации на таких континентах, как Африка. Энергетические сообщества — гораздо более эффективное и дешевое решение.



— Некоторые европейские страны уже сделали возобновляемые источники энергии приоритетом. В каких странах этот сектор развит лучше других?



Дания, Финляндия, Испания, Португалия, Великобритания. Эти страны являются хорошим примером для стран, которые хотят развиваться в данном направлении. Напротив, есть и другие страны, в которых уголь продолжает иметь огромное значение. Это не только Польша, которую всегда используют в качестве примера. Бельгия, Болгария, Чехия, Румыния и даже Германия — страны, которые все еще цепляются за уголь и ископаемый газ.



Я считаю, что для того, чтобы изменения произошли, важно не только получить поддержку Европы и иметь адекватную социальную и трудовую политику в этих странах, которая облегчит переход к новой реальности в регионах и для горняков. Это также требует политической воли и лидеров, которые поставили бы благосостояние граждан выше других интересов.



— Есть мнение, что Испания могла бы стать крупным экспортером энергии. Каким вы видите будущее Испании в этом смысле?



Одна из самых больших ставок нынешнего правительства – наладить производство «зеленого» водорода в Испании с помощью электролиза и таких источников, как солнце или ветер, и превратить страну в экспортера этой энергии в Европу. На его развитие в ближайшие три года будет выделено 1,5 млрд евро, и в возобновляемых ресурсах, конечно же, нет недостатка. Но прежде, я считаю, очень важно реально оценить спрос на водород в Европе в среднесрочной перспективе и возможность его экспорта через существующие газовые сети.



— Когда, по вашему мнению, произойдет полная «декарбонизация» мировой и европейской энергетики?



Если вы посмотрите на отчеты Международного Энергетического Агентства (МЭА), на это уйдет много лет. Годы, в течение которых уголь будет продолжать терять в весе, нефть в итоге достигнет своего пика и начнет снижение. Тем не менее, согласно МЭА, спрос на уголь, особенно в странах Азии, будет оставаться высоким до 2040 года. А доля природного газа значительно увеличится.



Это правда, что солнечная энергия уже является технологией, которая широко используется в мире, что мощности ветровой генерации не перестают расти и что другие возобновляемые источники энергии становятся все более конкурентоспособными. Но для достижения декарбонизации к 2050 году и соблюдения Парижского соглашения требуются гораздо более агрессивные меры. Если мы снова посмотрим на отчеты МЭА, для достижения 40% сокращения выбросов к 2030 году требуется, например, чтобы источники с низким уровнем выбросов обеспечивали почти 75% мирового производства электроэнергии (менее 40% в 2019 году) и чтобы более 50% автомобилей, проданных в мире в 2030 году, были электрическими (2,5% в 2019 году).


Источник: eprussia.ru

23:54
1316
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Этот сайт использует cookies. Продолжая работу с сайтом, Вы выражаете своё согласие на обработку Ваших персональных данных с использованием интернет-сервиса Google Analytics и Yandex Metrica. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.