Игорь Сорокин: «Программа ДПМ-2 обновляет генерацию, востребованную потребителями»

Игорь Сорокин: «Программа ДПМ-2 обновляет генерацию, востребованную потребителями»

В 2019 году в России стартовала программа обновления оборудования тепловых электростанций (КОММод или ДПМ-2), в которой СГК активно участвует. Компания уже начала обновление оборудования на своих станциях и продолжит его в ближайшие годы. О том, по какому принципу выбирались предприятия для модернизации и чего ждать от новой программы, мы поговорили с директором по проектированию и контроллингу проектов ДПМ-2 Сибирской генерирующей компании Игорем Сорокиным.

— Сколько всего объектов СГК по новой программе модернизации мощностей КОММод (или, как ее многие называют, ДПМ-2), уже прошедших отбор?

— Сейчас уже завершены отборы на 5 лет, с 2022 по 2026 год, последний из них прошел 1 декабря. Всего у нас сейчас в программе участвуют 9 станций из разных регионов. На них мы модернизируем больше 2 тысяч МВт старой мощности. По сравнению с другими компаниями этот объем может казаться относительно небольшим, но если оценивать с точки зрения планируемых инвестиций, которые получат наши объекты, то суммарные вложения СГК будут самыми большими в стране. Все дело в том, что у нас проекты более комплексные, с более глубокой модернизацией.

— А сколько составят инвестиции СГК по уже отобранным проектам?

— На данный момент суммарные капитальные вложения СГК планируются на уровне 65 миллиардов рублей в текущих ценах.

— Когда СГК сдаст первые объекты по новой программе?

— В 2023 году. На ранние сроки мы даже не заявлялись. Проекты у нас в основном трудозатратные и небыстрые, поэтому мы закладывали запас времени, чтобы успеть их реализовать.

— Можете назвать примерный график?

— Проектные работы уже ведутся с 2019 года, все договоры по проектированию уже подписаны, по поставке основного оборудования для первой очереди поставщики уже выбраны. Графики работ у нас утверждены. В 2023 году мы сдадим блок №7 Томь-Усинской ГРЭС и небольшой проект на Красноярской ТЭЦ-2.

Каждый год отбирается по 4 ГВт на модернизацию. Из них 800 МВт в Сибири и 3200 МВт в Европе.

По квоте 80% — это первая ценовая зона, 20% — вторая ценовая зона (Сибирь)

— Что помогло отобраться тем проектам, которые прошли? В чем их преимущество?

— Главная цель ДПМ-2 — обновить наиболее старое оборудование, которое при этом востребовано. Поэтому в формулах расчета эффективности учитывается коэффициент использования установленной мощности (КИУМ), то есть чем больше число часов работы у той или иной турбины, тем выше ее шансы отобраться на конкурсе. У нас как раз довольно много старого изношенного оборудования, которое при этом очень востребовано рынком. Например, наши мощности используются в среднем на 70%, а это очень хороший показатель для тепловой генерации. В то же время это турбины, отработавшие больше 220 тысяч часов, что выше заводского ресурса. Это 40–50 лет, не меньше. Программа ДПМ позволяет обновить генерацию, востребованную потребителями, наиболее доступную по цене, и продлить ее ресурс!

— Эта программа ДПМ в целом и для СГК в частности больше про решение проблем на энергорынке или, скорее, в теплоснабжении?

— По этому вопросу много дискуссий. Вызваны они тем, что в первом отборе прошло мало мощностей ТЭЦ, которые работают в комбинированном цикле. В следующих турах эта тенденция была уже менее явной. Мы в СГК не проводим четкой грани между ТЭЦ и ГРЭС при принятии решений для участия в отборе. На каждой станции есть свои точечные проблемы, которые мы и пытаемся решить. Например, первый отбор у нас прошла Красноярская ТЭЦ-1 с оборудованием, которое вводилось в 50-х годах, в другую технологическую эпоху, в городе с нагруженной системой теплоснабжения, где особо нет резервов. И мы, как ответственная компания, понимаем, что нам нужно обновлять мощности, которые уже полностью выработали свой ресурс, чтобы обеспечить надежную работу. Поэтому там мы вынуждены идти на более капиталоемкие проекты и строить новый блок на Красноярской ТЭЦ-3, чтобы заместить мощности ТЭЦ-1, ресурс которых мы уже не можем продлить. А вот то, что еще может поработать, мы будем модернизировать.

— А не получится ли так, что за счет рынка электроэнергии вы решаете проблемы в других сферах, в частности теплоснабжении?

— Нет, есть условия, и они устанавливаются на энергорынке. Все правила четко прописаны. Работы, связанные теплоснабжением, Совет рынка просто не пропускает. Задачи в сфере тепла мы стараемся решать другими способами. Например, в том же Красноярске мы перешли на долгосрочный тариф на тепловую энергию и за счет инвестиций в рамках этой модели развиваем систему теплоснабжения. И там эти два процесса сходятся. В частности, новый блок на ТЭЦ-3, который должен заменить выводимые мощности ТЭЦ-1, будет более эффективным и востребованным на энергорынке. По расчетам технологического ценового аудита, который проводило Минэкономики, он будет востребован и в теплофикационном, и в конденсационном режиме и зимой, и летом круглосуточно.

— Текущая программа — это больше про развитие или про поддержание?

— В самом названии программы — конкурентный отбор мощности модернизации (КОММод) — заложен ответ. Эта программа заточена именно на модернизацию, в отличие от первого ДПМ, который в основном решал задачу строительства новых мощностей взамен старых. Сейчас задача — продлить ресурс наиболее востребованных эффективных объектов генерации. Значительная часть мощностей в нашей стране строилась в 50–60-е годы, и есть риски, что к 2025–2030 годам они будут выбывать, при этом экономических механизмов ее замещения не было. Без механизма ДПМ-2 нам пришлось бы просто выводить блоки.

— А если бы вывели эти блоки, что тогда?

— До какого-то момента снижался бы резерв. Причем по Сибири мы и сейчас находимся на грани этого резерва, избытков нет. Если бы мы начали выводить в Сибири мощность сотнями мегаватт, стал бы ощутим ее дефицит, и пришлось бы объявлять конкурсы на новое строительство, что во много раз дороже продления ресурса рабочей генерации.

— СГК очень активно участвовала в первой программе ДПМ. Чем концептуально ДПМ-2 отличается от первого или не отличается, а служит продолжением?

— Как я уже говорил, в первой программе был упор на новое строительство. Но что касается нашей компании, то в 2008 году, когда СГК только приступила к управлению объектами генерации, мы сразу скорректировали ДПМ по ним в сторону именно модернизации, так как тогда не было потребностей в новом строительстве в Сибири, и можно было обеспечить надежное энергоснабжение потребителей второй ценовой зоны более доступными по стоимости способами — за счет обновления оборудования. Поэтому для СГК новый ДПМ — это, по сути, продолжение той же логики, что и была в первом.

Тогда, пожалуй, единственным исключением было строительство Новокузнецкой ГТЭС, которая изначально была задумана как пиковая и резервная мощность с учетом того, что были ограничения по электросетям. Ее строительство было необходимо для поддержания работы энергосистемы, по сути, это был проект Системного оператора.

— Каких конкретных эффектов вы ожидаете от реализации проектов ДПМ-2?

— Тут есть смысл говорить по отдельным объектам. В Красноярске главный эффект — это оптимизация системы, продление ресурса и снижение экологической нагрузки за счет переноса части электрической нагрузки (160 МВт со старой Красноярской ТЭЦ-1 на новый блок ТЭЦ-3), а также установки современных электрофильтров. Мы пытаемся одновременно решать не только проблемы надежности, но и экологические.

На Томь-Усинской ГРЭС мы модернизируем оборудование 50-х и 60-х годов, таким образом обеспечим возможность эксплуатации станции на несколько десятков лет вперед. Сама ГРЭС — востребованная на рынке, с высоким КИУМ, но достаточно старая. Также там мы наращиваем золоотвал, строим градирни, делаем замкнутый цикл оборота воды.

— Какие ресурсы будет привлекать СГК для реализации проектов? Есть ли уже понимание, кто будет поставщиками оборудования, кто станет проводить работы?

— Правила ДПМ-2 предполагают соблюдение требований по локализации оборудования (то, чего не было в первой программе), поэтому подавляющая часть оборудования будет российским. Хотя у нас и в ДПМ-1 все котлы, турбины и генераторы были российского производства. Все основные производители энергетического машиностроения участвуют в нашей программе.

Выполнять работы мы будем частично собственными силами, будем привлекать и нашу дочернюю компанию СИБЭР, которая имеет хорошие компетенции и опыт в модернизации и строительстве. Но такой объем, который намечается на пике в 2023–2024 годах, мы не сможем покрыть собственными силами и будем искать исполнителей на рынке. Например, сейчас у нас идет конкурс по выбору подрядчика на строительство главного корпуса с монтажом оборудования нового блока Красноярской ТЭЦ-3.

— Насколько сейчас на рынке доступны необходимые кадры и хватает ли компетенций?

— Благодаря первому ДПМ появились такие ресурсы и компетенции. После этого был перерыв, и это нанесло ущерб рынку данных услуг. Но учитывая, что работа по ДПМ-2 более растянута по времени и организована более ровным графиком, и у заказчиков, и у потенциальных подрядчиков есть возможности свои силы и загрузку планировать практически на 10 лет. Это более комфортно для рынка.

— Вы лично, как ответственный за это направление в компании, довольны результатами отборов?

— Учитывая, что мы с точки зрения объема инвестиций отобрали больше всех в стране, однозначно результатом доволен. Сейчас мы начали модернизировать самое старое наше оборудование. Но у нас есть планы и на участие в последующих отборах во второй ценовой зоне и в первой ценовой зоне на Рефтинской ГРЭС. Сейчас готовимся к следующему отбору на 2027 год, который пройдет 1 апреля. Также готовимся к участию в ДПМ на Дальнем Востоке, где у СГК недавно появился крупный актив, требующий модернизации, — Приморская ГРЭС.

Сорокин Игорь Юрьевич, директор по проектированию и контроллингу проектов ДПМ-2.

Образование высшее техническое, окончил Московский государственный технологический университет «Станкин», кандидат экономических наук. Работает в сфере энергетики с 2003 года. В составе СГК с момента основания компании. В должности заместителя технического директора — директора по инвестициям участвовал в разработке и выполнении программы ДПМ-1. Общий объем вложений по этой программе составил 73 млрд рублей. Было создано более 2 ГВт новой и обновленной мощности в 4-х регионах Сибири. СГК выполнила государственную программу в полном объеме и без нарушения сроков. 

https://sibgenco.online

19:12
282
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Этот сайт использует cookies. Продолжая работу с сайтом, Вы выражаете своё согласие на обработку Ваших персональных данных с использованием интернет-сервиса Google Analytics и Yandex Metrica. Отключить cookies Вы можете в настройках своего браузера.