Евгений Жадовец о будущем ГРЭС: «Через 10 лет они должны быть надежнее и эффективнее, чем сейчас»

Евгений Жадовец о будущем ГРЭС: «Через 10 лет они должны быть надежнее и эффективнее, чем сейчас»

Заместитель технического директора Сибирской генерирующей компании в интервью sibgenco.online Евгений Жадовец рассказал о проблемах долгосрочного планирования, трудностях капитальных ремонтов и перспективах шести ГРЭС, которые входят в контур СГК.

— Вы побывали на всех ГРЭС, которые входят в контур СГК, хозяйство знаете?

— Да, я уже был на всех станциях, в том числе на тех, которые вошли в состав компании недавно.

— Есть мнение, что после вхождения в контур СГК Приморской и Рефтинской ГРЭС конфигурация генерирующих мощностей компании поменялась.

— Согласен, когда я в 2014 году уходил из СГК, это была другая компания. Сейчас она приросла новыми и очень перспективными активами. Рефтинская ГРЭС — крупнейшая угольная станция со 100% загрузкой оборудования, отсутствием резервов и высокой маржинальностью. Приморская ГРЭС очень выгодно расположена географически, работает на перетоках электроэнергии, востребована Системным оператором. За три года (2022-2024) мы повысим надёжность станции, проведём модернизацию, и она тоже начнет работать с большой загрузкой оборудования. Пока этому мешает высокая аварийность.

— Выделение ГРЭС в единую структуру было сделано для повышения эффективности?

— Несомненно. В какой-то момент централизованное управление 27 станциями, большим объёмом тепловых сетей перестало быть эффективным. Решение выделить шесть ГРЭС в отдельное направление, которое работает на рынке электроэнергии и в основном «генерит» маржинальность, было абсолютно логичным.

Нужно понимать, что с одной стороны ГРЭСы — это потенциально более эффективные активы СГК, с другой — любой инцидент приводит к недопоставке мощности, и, как следствие, потере финансовых средств. Конечно, это негативно влияет на экономику компании. Поэтому, стоит задача довести оборудование до высокого уровня надёжности, обеспечить его работу с высокой загрузкой и минимальным отказом. Из этого следует, что необходим новый подход к формированию ремонтной программы, нужно оцифровать те показатели, к которым мы стремимся, и более эффективно использовать финансовые средства в ближайшие десять лет.

— Остановы происходят на всех шести генерирующих объектах?

— Проблемы с отключениями есть на всех станциях, но в первоочередных задачах стоят четыре ГРЭС. На Рефтинской ГРЭС самая большая загрузка оборудования, большая ремонтная программа и самые большие штрафы в случае отказа оборудования.

На Приморской ГРЭС, как я уже сказал, высокая аварийность, большие ограничения мощности, но в этом году она уже вошла в проект ДПМ. Отказы оборудования фиксируются на Красноярской ГРЭС-2 и Назаровской ГРЭС. Чуть более стабильно работают Томь-Усинская и Беловская станции, но у них имеются другие проблемы.

В общем, если коротко: по каждому активу есть свои вопросы, у каждого свои исторические болезни. Подход к решению задач зависит от того, удастся ли сформировать единый взгляд на решение проблемы по всем направлениям принятия решений в компании. Потому что первое погружение в реальность убедило меня, что по каждому направлению имеется свой взгляд на проблему, предложения по её решению и показатели, которые мы должны достичь.

— Ваша задача свести и выработать общую парадигму?

— Да, без общего видения индивидуальные усилия неэффективны. Пытаемся объединить подходы, но пока мы в самом начале пути.

— А можете проиллюстрировать суть расхождений разных подразделений?

— Ну, смотрите, сейчас мы пытаемся выработать долгосрочные ремонтные программы для ГРЭС. Погружаемся в процесс и видим, что специалисты станции жалуются на нехватку финансовых средств (лимитов), а экономисты говорят, что денег достаточно, а вот обоснований для их выделения в требуемом объеме — нет («сформулируйте потребности, покажите, какой эффект будет достигнут, тогда выделим»). Трейдеры возмущаются, что оборудование выходит из ремонта в несогласованные сроки, а отказы после ремонта продолжаются. У станций есть тоже свой аргумент: ограничение ремонтной площадки по срокам работ, нехватка квалифицированного и просто ремонтного персонала, те же самые лимиты и т.д. Начинаем сводить позиции и понимаем, что везде есть рациональное зерно, но нет единого подхода к решению проблемы и четко сформулированной цели (показателей, которые мы должны достичь).

И вот этот клубок надо распутать, сформировать единые задачи, к которым мы должны стремиться. И, как следствие, из целевых показателей должна сформироваться долгосрочная ремонтная и инвестиционная программы. Станет понятен физический объём, определена потребность в лимитах, появится ясность относительно индекса технического состояния, который будет через десять лет. Нам предстоит пересобрать всё с учетом долгосрочного планирования. Сейчас начали разработку долгосрочных программ для Рефтинской и Приморской ГРЭС. Пытаемся увязать пожелания/видение и возможности, решаем одну задачу, а параллельно вскрывается пять новых проблем. Но первый луч света уже есть, и, по моей оценке, мы нащупали верный путь.

— В условиях сегодняшней турбулентности выработка десятилетней программы — нетривиальная задача.

— Согласен, что это непростая задача. Но повторюсь, что будут сформированы долгосрочные целевые показатели по техническому состоянию оборудования, технико-экономическим показателям, прогнозный график по замене оборудования, согласованы лимиты. Самое главное, что при любых вызовах, внешних или внутренних, программу можно будет скорректировать под существующие изменения, но принципиально она не поменяется.

— А как идет модернизация оборудования по программам ДПМ?

— Штатно, у нас четыре из шести ГРЭС попали в программу. В текущем году началась реконструкция блоков № 1 и № 8 на Приморской ГРЭС. По программе модернизации с 2022 по 2024 год будут реконструированы все девять блоков станции.

На Томь-Усинской ГРЭС запланирована большая модернизация оборудования. В программу попали блоки №№ 3, 6, 7 и 9. Основной объём работ — это замена котельного оборудования, расширение золоотвала, строительство градирен, замена генераторов. Блок № 7 должен быть введён в эксплуатацию с 1 января 2023 года.

На Беловской ГРЭС в программу модернизации попал блок № 2. В 2026 и 2027 годах по программе ДПМ должны быть модернизированны блоки № 1 и №4 Рефтинской ГРЭС.

После окончания всех проектов мы рассчитываем на повышение надёжности, энергоэффективности и улучшения экологических показателей обновленного оборудования, более успешную работу на рынке.

— Вы сказали, что горизонт планирования компании 10 лет. То есть у угольных ГРЭС есть перспективы на рубеже 2030-2035 годов?

— Конечно, есть. Пример Европы наглядно иллюстрирует, что использование одного-двух видов топлива, газ и возобновляемые источники энергии (ВИЭ), это очень неустойчивая история. Я убежден, что энергетика должна быть максимально диверсифицированной: угольная, газовая, атомная, гидро- и ВИЭ. Чтобы уменьшение мощности на одной станции всегда можно было заменить другой, не менее эффективной, и потребитель этого не заметил.

Угольная генерация, безусловно, будет развиваться и трансформироваться еще десятки лет. А мы будем сокращать вредное воздействие на окружающую среду и внедрять новые технологии очистки.

— Вы оптимист.

— Я вижу, что жизнь подтверждает такой подход. Этим летом из-за низкой водности была снижена выработка электроэнергии на гидростанциях Сибири, и тепловая генерация работала по максимуму, практически без резерва. Все наши ГРЭСы, за исключением блоков, находящихся в ремонте, были загружены, все оборудование, которое было в резерве, задействовано.

Я убежден, что в будущем нас ждет стабилизация экономики и рост потребления электроэнергии. Если мы реализуем все запланированное, то на рубеже 30-х годов наши ГРЭС будут и надежнее, и эффективнее, чем сейчас.
Евгений Жадовец — инженер-теплоэнергетик, с отличием окончил Красноярский политехнический институт. Позже получил второе высшее экономическое образование. Начинал с машиниста-обходчика на Березовской ГРЭС, работал директором Красноярского филиала Сибирской генерирующей компании, генеральным директором Енисейской ТГК, заместителем генерального директора «РАО Энергетические системы Востока», главным инженером компании «Квадра». В 2022 году назначен заместителем технического директора СГК по управлению ГРЭС.

https://sibgenco.online

345
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Продолжая использовать данный сайт, вы принимаете условия Пользовательского соглашения, Политики конфиденциальности и даете свое полное согласие на сбор и обработку и распространение персональных данных и файлов cookies. Если вы не согласны с данными условиями вы обязаны покинуть сайт.